Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Сущность и предназначение органов конституционного правосудия

Сущность и предназначение органов конституционного правосудия

Конституционное правосудие

– это специальная компетентных уполномоченных органов (судов), которая заключается в рассмотрении и разрешении гражданских, уголовных, административных, а также арбитражных дел, осуществляемая в особом процессуальном порядке, предусмотренном законом. Замечание 1 — это деятельность особых судебных органов (Конституционного и уставных судов) по рассмотрению дел, суть которых заключается в разрешении государственно-правовых вопросов, связанных с обеспечением соблюдения на территории страны Конституции РФ или уставов субъекта РФ на территории субъекта. В нашей стране конституционное судопроизводство осуществляется Конституционным Судом РФ и конституционными (их еще именуют уставными) судами субъектов.Конституционный Суд Российской Федерации – это федеральный судебный орган, основная задача которого состоит в осуществлении конституционного контроля.

В состав Конституционного Суда входят девятнадцать судей, которые назначаются на должность Советом Федерации, кандидатуры представляются Президентом. Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Замечание 2 Конституционный Суд Российской Федерации полномочен осуществлять деятельность при наличии не менее чем двух третей судей.

Полномочия судей не ограничены каким-либо сроком.

К полномочиям Конституционного суда следует отнести:

  1. занимается толкованием Конституции Российской Федерации;
  2. по запросу любого суда проверяет на конституционность закон, который подлежит применению по конкретному делу;
  3. разрешение споров о компетенциях между органами государственной власти (федеральными и региональными, федеральными и федеральными);
  4. реализует право законодательной инициативы по вопросам, относящимся к своей компетенции.
  5. разрешение жалоб граждан и организаций на нарушение их конституционных прав и свобод путем проверки конституционности закона, примененного судом (иным государственным органов) по конкретному делу;
  6. разрешение дел о соответствии Конституции РФ определенных федеральных законов, их отдельных статей и отдельных статей и положений, придаваемых им правоприменительной практикой;

Поводом для рассмотрения дела в КС могут послужить любые обращения в форме запросов, ходатайств или жалоб.Основанием для рассмотрения дела могут послужить:

  1. установленная неопределенность о том, соответствует ли определенный закон, международный договор или иной правовой акт Конституции РФ;
  2. установленное противоречие о принадлежности полномочий различным органам государственной власти;
  3. неопределенность определении должностным лицом положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в конкретном деле.

К сторонам в конституционном судопроизводстве могут быть отнесены:

  1. орган или должностное лицо, издавшее акт, который будет проверен на соответствие его конституции;
  2. заявитель — орган или лицо, направившее в Конституционный Суд свое обращение;
  3. государственный орган, компетенция которого оспаривается.

КС рассматривает свои дела в заседаниях с проведением открытых слушаний, а в специально предусмотренных законом случаях (например, в случае отказа в рассмотрении жалобы) — без таковых.

Жалоба может быть оставлена без рассмотрения если ее предмет не относится к компетенции КС либо же если по аналогичному делу Конституционный суд уже выразил свою позицию ранее. В ходе рассмотрения дела вправе принимать участие стороны, свидетели, эксперты и специалисты в определенных отраслях права.

Конституционные принципы правосудия

Центральное место в системе полномочий судебной власти занимает правосудие. Это обусловлено прежде всего тем, что отправление правосудия тесно связано с реализацией прав граждан, защитой интересов государства и его органов. Правосудие – это конституционно закрепленная особая форма деятельности государства в сфере осуществления судебной власти, выражающаяся в процессуальной деятельности судов по рассмотрению гражданских, уголовных, административных дел с применением государственного принуждения, основанного на законе.

Правосудие с нравственной точки зрения – основанная на законе справедливость.

Именно поэтому очень важно при осуществлении правосудия выявить все существенные обстоятельства дела, безошибочно применить закон, приняв при этом справедливое решение.

Если суд отступает от данного порядка, то наступает беззаконие, произвол. Конституция РФ, закрепив основные принципы правосудия, обеспечивает гарантии законности и справедливости правосудия в нашей стране. можно определить как закрепленные в Конституции положения по организации и функционированию органов судебной власти, отражающие демократический характер правосудия.

Принципы правосудия воспроизводят уровень правового сознания в обществе. Все принципы находятся во взаимной связи и обусловленности, составляя систему конституционных принципов правосудия.

В эту систему входят следующие принципы.

  1. 2. Осуществление правосудия только судом (ст. 118 Конституции РФ) означает прерогативу суда от имени государства осуществлять правосудие. Этот принцип направлен на строгое ограничение органов, осуществляющих разбирательство судебных дел. Из числа таких органов исключены товарищеские суды, религиозные суды, суды офицерской чести и иные (кроме указанных в Конституции РФ) организации судебной власти. Важной гарантией данного принципа является недопустимость создания каких-либо чрезвычайных судов.
  2. 1. Законность (ст. 15 Конституции РФ) – безусловное исполнение Конституции РФ, законов и иных нормативных актов всеми государственными органами, в том числе и судебными, должностными лицами и гражданами. Законность как строгое и неуклонное следование закону, подчинение только закону является базовым принципом функционирования судебной власти. Для правосудия этот принцип имеет особое значение, так как именно данный вид государственной деятельности тесно связан с неуклонным соблюдением требований закона – как материального, так и процессуального. Законность предполагает прежде всего соблюдение норм позитивного права. При этом важным условием выступает то обстоятельство, при котором нормы позитивного права соответствовали принципам естественного права.

Исключительное право суда осуществлять правосудие исходит из того, что деятельность суда протекает в особом правовом порядке, который создает такие преимущества в рассмотрении и разрешении дел, которыми не располагает ни одна иная форма государственной деятельности. Этот порядок заключает в себе наибольшие гарантии для вынесения по делу законного и справедливого решения.

Никакой иной орган государственной власти не вправе присваивать себе полномочия по рассмотрению гражданских, уголовных, административных дел, применяя при этом от имени Российской Федерации государственное принуждение.

Данный принцип пронизывает собой все судебные инстанции.

Он определяет собой такой правовой режим, при котором отмена или изменение судебных решений допускается не иначе как вышестоящим судом, а не каким-либо другим высшим государственным органом.

В этом проявляются не только исключительность, но и полнота судебной власти: вступившие в законную силу решения суда обязательны для всех, включая высшие органы законодательной и исполнительной власти России.

3. Независимость судей (ст. 120 Конституции РФ). Суть данного принципа состоит в том, чтобы обеспечить судьям и судебным заседателям такие условия, при которых они могли бы принимать ответственные решения без какого- либо постороннего воздействия со стороны.

Гарантиями независимости судей являются предусмотренная законом процедура осуществления правосудия, запрет вмешательства в деятельность правосудия со стороны любых органов и должностных лиц, неприкосновенность судьи и заседателя, материальное обеспечение судей за счет федерального бюджета и др. Существуют внешняя (объективная) и внутренняя (субъективная) стороны независимости судей:

  1. б) никто не вправе вмешиваться в деятельность судей, давать им какие-либо указания по изучаемым или рассматриваемым судом вопросам. Сами судьи не могут не только запрашивать такие указания, но и получать их – судья обязан их отвергнуть;
  2. в) условия, при которых принимаются решения и выносятся приговоры, исключают возможность воздействия на судей как извне, так и внутри судейской коллегии. Этому служат равенство прав судей, их право выражать свое мнение, высказываться в ходе совещания судей, порядок голосования и тайна совещания судей;
  3. г) внутренняя сторона судейской независимости предполагает субъективно независимую внутреннюю позицию: выступая в личном качестве, судья выражает только свое мнение, его позиция должна быть исключительно правовой, так как судья не может принимать какие-либо решения, подчиняясь постороннему влиянию, а также руководствуясь политическими пристрастиями.
  4. а) судьи не являются представителями интересов каких- либо государственных или социальных структур. Судья не имеет право занимать какие-либо государственные или общественные должности, принадлежать к политическим партиям или движениям. Судья не имеет никаких обязательств перед теми, кто выдвинул его на должность судьи, представил его кандидатуру или его назначил. Судья имеет право и обязан отстаивать в судопроизводстве свою личную позицию;
  5. 4. Несменяемость судей (ст. 121 Конституции РФ) – одна из основных гарантий их независимости от законодательной и исполнительной власти. Несменяемость судей означает, что после наделения судьи полномочиями в установленном законом порядке действительность полномочий судьи в Российской Федерации не ограничена определенным сроком.

Однако несменяемость судей обеспечивается законодательством в различных временных пределах: пожизненное назначение – для судей общих и арбитражных судов, назначение первый раз федеральных судей (за исключением судей высших судов) сроком на три года, избрание на пять лет мировых судей. Независимость судей означает постоянное сохранение судьей занимаемой должности, смена которой может произойти только с согласия судьи.

Приостановление или прекращение полномочий судьи может произойти только в установленных законом случаях. Принцип несменяемости судей гарантирует независимость судов от политической ситуации в стране и смены руководства на местном уровне.

5. Неприкосновенность судей (ст. 122 Конституции РФ). Как и депутаты, судьи не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, за исключением случаев задержания непосредственно па месте преступления. Решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу принимается Председателем Следственного комитета при Прокуратуре РФ с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта РФ.

Решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу принимается Председателем Следственного комитета при Прокуратуре РФ с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта РФ. Помимо неприкосновенности судьи должны иметь возможность вынести решение без опасения, что с любой стороны последуют ответные меры.

Судейская неприкосновенность является не личной привилегией определенного гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов правосудия. Тем не менее судьи также подлежат ответственности за недостатки в своей профессиональной деятельности.

Создание единого дисциплинарного органа, который бы мог рассматривать конфликты, связанные с применением дисциплинарного воздействия в отношении судей, предусмотрено в Федеральном конституционном законе от 09.11.2009 № 4-ФКЗ «О Дисциплинарном судебном присутствии». Данный орган начал действовать 12 марта 2010 г.

Согласно ст. 1 Закона этот судебный орган уполномочен рассматривать дела по жалобам на решения Высшей квалификационной коллегии судей РФ и квалификационных коллегий судей субъектов РФ о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков и обращениям на решения Высшей квалификационной коллегии судей РФ и квалификационных коллегий судей субъектов РФ об отказе в досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков. Решения Дисциплинарного судебного присутствия являются окончательными и обжалованию не подлежат.

Состав Дисциплинарного судебного присутствия формируется на конкурсной основе тайным голосованием на Пленумах Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ из трех судей Верховного Суда РФ и трех судей Высшего Арбитражного Суда РФ. Требования к кандидатам для работы в новом судебном органе высокие. Так, членом Дисциплинарного судебного присутствия может быть судья в возрасте 40–65 лет, имеющий стаж работы в качестве судьи в Верховном или в Высшем Арбитражном Суде РФ не менее пяти лет.

Одно и то же лицо не может быть избрано членом Дисциплинарного судебного присутствия более двух раз подряд.

6. Гласность судебного разбирательства (ст.

123 Конституции РФ) – это форма контроля со стороны общества за работой судебных органов. Дела рассматриваются в присутствии всех желающих, за исключением особых категорий дел, которые рассматриваются в закрытом судебном заседании. Открытость судебного рассмотрения обеспечивает общепрофилактическое воспитательное воздействие правосудия на граждан.

Открытость судебного рассмотрения обеспечивает общепрофилактическое воспитательное воздействие правосудия на граждан. Такое воздействие может иметь лишь образцово проведенный процесс, демонстрирующий объективность и беспристрастность суда, строгое следование процедурным предписаниям, равное и уважительное отношение к участвующим в деле органам и лицам, профессионализм судей, высокую общую и правовую культуру.

7. Состязательность и равноправие сторон (ст. 19, 123 Конституции РФ). Стороны в судебном заседании имеют равные процессуальные права для отстаивания перед судом своих позиций.

Реализация принципа состязательности гарантируется соблюдением судом и сторонами ряда процессуальных правил, создающих благоприятные условия для отыскания истины и вынесения справедливого решения или приговора. В отличие от сторон суд в состязательном процессе не должен быть инициатором производства и лишь разрешает вопросы, которые могут быть поставлены перед ним управомоченными на то субъектами. Равенство сторон во всех видах судопроизводства основано на признании равенства всех перед судом.

Все дела рассматриваются в одинаковом процессуальном порядке независимо от состава и категории участников процесса. Равноправие сторон обеспечивается еще и тем, что никакой суд не может создавать для одной из сторон какие-либо преимущества или ограничения. На процессуальном положении сторон нс отражается, представляет ли она свои личные интересы или интересы государства или других лиц.

Так, в качестве одной из сторон может выступать и прокурор. Правозащитная функция прокуратуры проявляется в праве прокуроров возбуждать дела в защиту других лиц.

Прокуроры возбуждают дела в тех случаях, когда гражданин по каким-то причинам сам не может себя защитить. В данном случае идет выравнивание правового статуса гражданина, обретение им равного права на защиту своих нрав в суде.

Равные возможности сторон обеспечивает также равный правовой статус всех других участников процесса, выступающих в одинаковых процессуальных ролях: свидетелей, переводчиков, экспертов.

Ведь для суда не имеет значение, с какой стороны привлечены эти участники процесса, и отношения с ними строятся абсолютно на равных условиях. 8. Устность судебного разбирательства – в ходе рассмотрения дел суд должен заслушать показания сторон, экспертов и свидетелей, огласить имеющиеся документы. В судах общей юрисдикции строго соблюдается принцип устности, так как это связано с необходимостью обеспечить судьям и участникам процесса непосредственное восприятие сведений о фактах и обстоятельствах рассматриваемого дела.

В вышестоящих судах при проверке уже вынесенных судами решений допускается оценка материалов дела без их оглашения, так как не устанавливаются фактические обстоятельства дела, а решение основывается на представленных материалах дела, с которыми участники процесса уже ознакомлены. 9. Участие граждан в отправлении правосудия (ст. 32 Конституции РФ). Такое участие чаще всего выражается в привлечении граждан в качестве присяжных либо арбитражных заседателей.

Хотя участие граждан в осуществлении правосудия происходит в различных формах, оно подчинено единой цели – привлечению народа к осуществлению власти, в том числе и судебной. Назначение института судебных заседателей (присяжных, арбитражных) состоит в следующем: во-первых, они делают судебную власть более прозрачной, менее кастовой; во-вторых, выносимые (принимаемые) с участием судебных заседателей судебные акты более устойчивы: вынесенные не только профессиональными судьями, они меньше подвержены обвинению в предвзятости суда.

В совокупности принципы образуют тот каркас, который служит опорой для всех конкретных законодательных предписаний, регулирующих правосудие. Это – результат практики развития и совершенствования правосудия в России, который нашел свое отражение в нормах Конституции РФ.

Вопрос №92. Конституционное правосудие в РФ – понятие и сущность

91КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ (конституционная юстиция) — деятельность судебных органов, состоящая в рассмотрении дел, предметом которых являются конституционно-правовые вопросы, связанные с обеспечением соблюдения конституции государственными органами, прежде всего парламентом, и в принятии по ним решений, влекущих правовые последствия.

Современное К.п. не сводится к проверке конституционности нормативных актов, а призвано обеспечивать верховенство конституции, защиту конституционных прав и свобод, соблюдение принципа разделения властей. К.п. — одна из основных форм конституционного контроля; осуществляется конституционными судами, верховными или любыми общими судами, а также квазисудебными органами (напр., конституционными советами). В РФ к органам К.п. помимо Конституционного Суда РФ относятся также конституционные (уставные) суды субъектов РФ.

Каким бы совершенным не был парламент, периодически неизбежно принятие им законов, которые не соответствуют или противоречат конституции страны. Во-первых, потому, что законов и других нормативных правовых актов принимается много и разрабатываются они парламентариями и специалистами с неодинаковой степенью квалифицированности. Во-вторых, на принятие законов оказывают влияние различные политические силы, часто ставящие свои партийные или конъюнктурные цели выше всех других.

Наконец, столь сложному делу, как разработка и принятие законов, свойственны элементарные человеческие ошибки.

Однако вред от неконституционных законов, а тем более от антиконституционных, весьма велик, ибо от таких законов размывается конституционный порядок и страдают права и свободы граждан. Поэтому в западных странах уже на ранней стадии строительства правового государства была осознана необходимость придать судебной власти функцию контроля за конституционностью законов, а также нормативных правовых актов, исходящих от исполнительной власти.

Первым эту функцию принял на себя Верховный суд США (1803 г.), который в рамках полномочий суда общей юрисдикции объявил один из законов неконституционным, т.

е. недействительным. Позже, уже в XX в. в Европе возникли конституционные суды, ставшие специальными судебными органами конституционного контроля (так называемая конституционная юстиция).

Ныне такие суды действуют в большинстве стран Европы. Функцию обеспечения конституционной законности в сфере нормотворчества нельзя целиком вверять парламенту, поскольку он принимает законы и вряд ли мог бы стать эффективным средством самоконтроля. Эту функцию может выполнять глава государства, но он большей частью является главой исполнительной власти, а потому контролировать законодательную власть не должен.

Эту функцию может выполнять глава государства, но он большей частью является главой исполнительной власти, а потому контролировать законодательную власть не должен.

Более логично наделить правом конституционного контроля судебную власть, поскольку она независима от законодательной и исполнительной власти и непосредственно занимается правоприменением. Особое место в обеспечении действия конституции и ео правовой защиты занимает конституционный контроль.

С учетом различных подходов определим конституцион­ный контроль как урегулированную конституционно-правовы­ми нормами деятельность компетентных органов и должност­ных лиц, направленную на обеспечение соответствия федераль­ной Конституции всех нормативных правовых актов, дейст­вующих в пределах России и соблюдение прав и свобод личности.

В механизме правовой защиты Конституции классифика­ция видов конституционного контроля может быть проведена по следующим основаниям. По содержанию различают: — материальный контроль — предполагает проверку со­держания законов и иных нормативно-правовых актов либо действий органов и должностных лиц с точки зрения соответ­ствия их смыслу Конституции; — формальный контроль — состоит в проверке соблюдения процедурных правил (порядка) принятия оспоренного акта, его опубликования, введения в действие, надлежащей формы акта и т.д. По времени существования: — предварительный конституционный контроль, который означает проверку конституционности как проекта норматив­ного акта, так и закона, уже принятого парламентом, но еще не подписанного главой государства и не введенного в действие; — последующий (репрессивный) — распространяется на законы и другие нормативные акты, уже вступившие в силу, юридически действующие и, возможно, породившие различ­ные юридические последствия.

По способу проведения: — абстрактный контроль, который предполагает проверку конституционности закона или его отдельного положения вне связи с каким-либо конкретным делом или спором; — конкретный (инцидентный) контроль, осуществляемый в связи с применением какого-либо нормативного акта, кон­ституционность которого оспаривается, или конкретной дея­тельностью правоохранительного и иного государственного органа, допустившего нарушение определенных конституци­онны прав индивида или юридического лица. С точки зрения обязательности конституционный кон­троль бывает: — обязательным, когда закон или иной нормативный акт подлежат обязательной конституционной проверке; — факультативным, который проводится лишь по собст­венной инициативе имеющего на то право органа или индиви­да, если возникают сомнения в соответствии нормативно-правового акта Конституции РФ.

В юридической литературе выдвигаются и иные основа­ния классификации видов (форм) конституционного контроля (внутренний и внешний; централизованный и нецентрализо­ванный; консультативный и постановляющий; прямой и кос­венный; контроль путем действия и путем возражения и т.д.).

91 Просмотров 1337

Конституционное правосудие и права человека Текст научной статьи по специальности «Право»

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА Р.М.

Мырзалимов Юридический институт Киргизский национальный университет им. Ж. Баласагына ул. Фрунзе, 547, Бишкек, Киргизская Республика, 720033 Автор рассматривает предназначение специализированных институтов судебного конституционного контроля. Раскрывает отдельные проблемы становления и развития конституционной юстиции на примере одной из стран СНГ (Кыргызстан), останавливается на функционировании данного института в мировой практике.

Ключевые слова: конституционное правосудие, права человека, конституционная юстиция, конституционализм, суд, правовой институт, демократия, развитие. Конституционное правосудие (в европейском его понимании) — рождение XX в.

Впервые конституционный суд появился в Австрии (Конституционный суд Австрии) в 1920 г., его концепцию разработал австрийский юрист Ганс Кельзен. Новая эпоха демократии и становления гражданского общества выдвинула свои требования к познанию демократических ценностей, внедрению в реальную жизнь общества понятий верховенства права, разделения властей, закреплению на уровне Основного закона страны права каждого человека на конституционное правосудие. В современном мире конституционное правосудие является одним из неотъемлемых элементов современных демократических государств, поскольку конституционный суд представляет собой орган государственной власти, осуществляющий судебную защиту прав и свобод человека и гражданина.

Конституционный контроль играет важную роль в процессе демократизации общественной жизни и построении правового государства.

В современных демократических зарубежных государствах исследование механизма защиты прав и свобод человека и гражданина не обходится без определения в нем роли конституционных судов как органов, осуществляющих судебный конституционный контроль.

К сожалению, официальная правовая концепция бывшего СССР среди многих передовых ценностей в полной мере не восприняла систему конституционного правосудия как одну из основных гарантий демократии и защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина.

После распада Советского Союза в границах новых независимых стран стал формироваться институт судебного конституционного контроля и началась активная реализация конституционного правосудия в переходном обществе. Как известно, высшим принципом существования и функционирования демократического общества и правового государства является верховенство Конституции, что одновременно является основным содержанием конституционного контроля.

Конституционные суды как органы конституционного правосудия начали выполнять важнейшую роль в становлении правовых демократических государств, укреплении конституционных гарантий в защите прав человека, разрешении принципиальных споров по конституционным полномочиям, тем самым создавая определенные предпосылки для устойчивого развития обществ.

Конституционные суды как органы конституционного правосудия начали выполнять важнейшую роль в становлении правовых демократических государств, укреплении конституционных гарантий в защите прав человека, разрешении принципиальных споров по конституционным полномочиям, тем самым создавая определенные предпосылки для устойчивого развития обществ.

Предназначение специализированных институтов судебного конституционного контроля и в новом тысячелетии будет заключаться именно в том, чтобы конституционные суды учреждались и функционировали не столько в целях обеспечения верховенства и прямого действия Конституции, а сколько защиты основных прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя. Достижение этих целей составляет содержание деятельности органа конституционного правосудия, и тем самым раскрывается его юридическая природа и место в системе государственной власти. В конце ХХ в. институт конституционной юстиции внедрен в систему государственных органов подавляющего большинства демократических стран мира, что объясняется факторами правового и политического характера, а именно: ростом (в условиях расширенной системы правовых актов) необходимости четкой иерархии юридических норм; формированием эффективного механизма защиты прав и свобод человека и гражданина; восприятием принципа разделения властей и формированием механизма сдержек и противовесов.

Рис. 1. Модели институтов конституционной юстиции по странам мира в виде политической карты мира Большую роль играет внедрение в национальные правовые системы наднациональной судебной практики и прежде всего практики Европейского суда по правам человека. Речь в данном случае идет не только об использовании прецедентной практики Европейского суда для целей конституционного судопроизводства, но и об обосновании общеправового значения решений органа европейского конвенционного контроля для национальной правовой системы [3; 4]. Небольшой сравнительный обзор органов конституционной юстиции в современном мире представляет нам следующие состояние дел, указанное на рис.

1, 2 и 3. Рис. 2. Модели институтов конституционной юстиции по странам мира, их количеству и процентном соотношении в виде диаграммы Анализ и обобщение результатов научных исследований по проблеме становления и развития конституционной юстиции показывают, что в странах common law (общего права) и civil law (континентального права) контроль за конституционностью законов в той или иной форме существовал и развивался на протяжении всей правовой истории этих стран. В результате длительной исторической эволюции судебной системы стран common law сформировалась децентрализованная (американская) модель судебного конституционного контроля, по которой судебная ветвь власти получила право контроля и обеспече- ния единого применения законов.

Содержанием централизованной (европейской) модели конституционной юстиции предусмотрено создание специального органа — Конституционного суда как единственного органа высшей инстанции, который осуществляет конституционный контроль за законами. На сегодня с учетом значительных различий между указанными моделями конституционной юстиции четко выделяются присущие им общие черты: защита основных прав и свобод человека и гражданина от их нарушения государственной властью; обеспечения соблюдения принципа разделения властей, обеспечение сохранения баланса между государством в целом и ее составляющими и т.д. Конституционный Обзор Конституционный С’ч Конституционный Совет Другие виды Европейская Модель Смешанная модель Европейская Смешанная Модель модель * Росс (И — 1 — Кыргызстан — — — Казахстан — — КС ЕМ | Ары emu — [ — — Азербайджан ннв й 1 I — Узбекистан — 1 — Таджикистан — 1 — Молдова — 1 1 — .

Грузия — [ — Беларусь — I франка — 1 I — iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Туркменистан • — 7 ; ■ Рис.

3. Модели институтов конституционной юстиции по странам СНГ В современном конституционализме судебная функция государственной власти стран civil law и common law рассматривается как наименее политизиро-ваная, что дает основание рассматривать суд (в частности конституционный суд) как наиболее устойчивый элемент механизма разделения властей.

Вместе с тем теоретическая деполитизованность органа конституционной юстиции на практике не отрицает его возможной политической роли.

Определено, что в различных правовых системах проблема политизации института конституционной юстиции и вопросы взаимосвязи в его деятельности политики и права являются общими, а их решение видится не только в дальнейшем поиске путей предотвращения влияния политических факторов на деятельность специализи- рованного органа конституционной юстиции, но и в обеспечении другими ветвями власти de facto гарантий независимости данного института в государственном механизме. В данном случае можно привести примеры, когда на том или ином этапе становления и развития ряд институтов конституционной юстиции в странах Содружества (СНГ) в складывающихся политических условиях так или иначе дискредитировал себя, приняв политическую позицию вместо правовой (это касается событий в России, Украине, Белоруссии, Казахстане, Кыргызстане).

Тем не менее, на наш взгляд, представляется более корректным анализировать подобные публичные образования с точки зрения права, а не политики. Претензии к Конституционному суду КР касались большого промежутка времени, охватывающего периоды правления Аскара Акаева и Курманбека Ба-киева.

Как утверждали правоохранительные органы, в ходе конституционных реформ 1996, 1998, 2003 и 2007 г.

Конституционный суд

«способствовал разрушению имевшихся в основном законе механизмов сдержек и противовесов, демонстрировал свою зависимость от администрации президента»

.

По сути судей обвинили в том, что они способствовали изменениям конституции (КС до недавнего времени был обязательным участником конституционных реформ), усиливавшим президентские полномочия. В частности, как утверждает прокуратура, члены Конституционного суда превысили свои полномочия осенью 2007 г., когда отменили две последние редакции основного закона (тем самым вернув страну к конституции с так называемой суперпрезидентской формой правления). Вместе с тем анализ практической деятельности органов специализированной юстиции в отдельных государствах указывает на то, что подобная система порой является недостаточно эффективной и действенной, позволяя выделить ряд проблем теоретического и практического характера, возникающих в процессе деятельности органов конституционного контроля и надзора в странах Содружества.

К ним в первую очередь следует отнести неоперативность исполнения решений, требующих законодательного или подзаконного решения; продолжение действия подзаконных актов, независимо от признания их неконституционности; ненадлежащее выполнение должностными лицами и органами государственной власти решений органов конституционного контроля; использование органа специализированной юстиции в качестве политического инструмента и так далее.

К ним в первую очередь следует отнести неоперативность исполнения решений, требующих законодательного или подзаконного решения; продолжение действия подзаконных актов, независимо от признания их неконституционности; ненадлежащее выполнение должностными лицами и органами государственной власти решений органов конституционного контроля; использование органа специализированной юстиции в качестве политического инструмента и так далее. Как справедливо замечает М.В. Баглай,

«Конституционная юстиция в каждой стране складывается и развивается в зависимости от собственных условий, но все же у нее есть общие закономерности и универсальные задачи»

[1].

Для Киргизской Республики годом 20-летия Конституционного суда Киргизской Республики был 2010 г., так как институт конституционного суда был учрежден еще, когда Кыргызстан был в составе Советского Союза.

В Конституцию Киргизской ССР были внесены изменения, реорганизовавшие систему органов государственной власти и управления: был упразднен Комитет конституционного надзора и в целях обеспечения верховенства Конституции, защиты конституционного строя, прав и свобод граждан 14 декабря 1990 г. был образован Конституционный Суд. Именно с этого времени начинается отсчет истории конституционного правосудия в Кыргызстане.

Новая Конституция Киргизской Республики, принятая 5 мая 1993 г., ориентированная на создание в Кыргызстане демократического, правового государства, еще больше упрочив правовую базу конституционного правосудия, ввела Конституционный Суд Киргизской Республики в систему органов правосудия и конституционно закрепила, что он является высшим органом судебной власти по защите Конституции Киргизской Республики, определила его особую роль в обеспечении незыблемости конституционного строя, обеспечении конституционных прав и свобод граждан.

Конституция того периода наделила Конституционный Суд Киргизской Республики достаточно широкими полномочиями.

В соответствии со ст. 82 Конституции Киргизской Республики Конституционный Суд: 1) признает неконституционными законы и иные нормативные правовые акты в случае их расхождения с Конституцией; 2) решает споры, связанные с действием, применением и толкованием Конституции; 3) дает заключение о правомерности выборов Президента Киргизской Республики; 4) дает заключение по вопросу об отрешении от должности Президента Киргизской Республики, а также отстранении судей Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда Киргизской Республики; 5) дает согласие на привлечение судей местных судов к уголовной ответственности; 6) дает заключение по вопросу об изменениях и дополнениях Конституции Киргизской Республики; 7) отменяет решения органов местного самоуправления, противоречащие Конституции Киргизской Республики; 8) принимает решение о конституционности правоприменительной практики, затрагивающей конституционные права граждан. Круг субъектов, обладающих правом обращения в Конституционный Суд, был строго очерчен законом. Особо следует подчеркнуть, что законодательство нашей страны предоставляло гражданам право прямого обращения в Конституционный суд по вопросам, непосредственно затрагивающим их конституционные права.

Помимо граждан, согласно ст. 14 Закона

«О конституционном судопроизводстве Киргизской Республики»

, право на обращение в Конституционный суд Киргизской Республики имеют: — Президент Киргизской Республики; — депутаты Жогорку Кенеша (Парламента) Киргизской Республики; — Правительство Киргизской Республики; — Премьер-министр Киргизской Республики; — суды Киргизской Республики; — Генеральный прокурор Киргизской Республики; iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . — местные кенеши.

Юридическим лицам и гражданам это право принадлежит по вопросам, непосредственно затрагивающим их конституционные права, если они не подведомственны другим судам. Почти все основные, достаточно широкие полномочия, которыми был наделен Конституционный суд, оказались востребованными. Это несмотря на то, что это был совершенно новый орган, и в обществе не было привычки обращаться в суд по конституционным вопросам.

К нему стали поступать и запросы соответствующих государственных органов и групп депутатов парламента и жалобы граждан. И поток таких обращений, часто совсем неподведомственных, не ослабевал, что, кстати сказать, свидетельствовало и о доверии к суду, и о том, что общественные ожидания от суда превышали его функции. Как показывает судебная практика Конституционного суда Киргизской Республики, почти две трети решений были приняты именно по обращениям граждан, претендующих на восстановление нарушенных конституционных, личных, политических и экономических прав.

Например, по последней официальной статистике в Конституционный суд Киргизской Республики в 2009 г. поступило 132 обращения. Большая часть касалась вопросов неисполнения решений судов, неправомерности действий судей, пересмотра судебных актов, порядка привлечения к ответственности судей. Из 46 обращений по поводу неконституционности нормативно-правовых актов по 12 были вынесены решения, по 3 прекращено судопроизводство, по 22 отказано в принятии к производству, 2 обращения возвращены заявителям.

Причиной отказа некоторым заявителям явилось то, что поставленные в них вопросы не входили в компетенцию Конституционного суда либо обращения не соответствовали по форме и содержанию, установленным законом требованиям. Кроме того, в 2009 г. отмечался рост жалоб от граждан по различным вопросам.

За указанный период получено 86 заявлений, что на 21,1% больше, чем в 2008 г. Большая часть касается вопросов неисполнения решений судов, неправомерности действий судей, пересмотра судебных актов, порядка привлечения к ответственности судей. По вопросам неправомерности действий других должностных лиц было 9 заявлений, дачи официального толкования норм Конституции — 6, по прочим вопросам — 24.

Как было уже отмечено, большая часть вынесенных Конституционным судом Киргизской Республики решений имела своим поводом обращения граждан. В связи с этим можно сказать, что граждане нашей страны в свое время очень активно использовали свое право обращения в Конституционный суд Киргизской Республики за защитой нарушенных конституционных прав на собственность, на ее равную правовую защиту и обеспечение правосудием, на не-нарушаемость права лица на защиту на любой стадии процесса рассмотрения дела, на равенство перед законом и судом и т.д. Конституционный суд Киргизской Республики своими решениями признал неконституционными нормы Гражданского процессуального кодекса, Уголовно-процессуального кодекса и Арбитражно-процессуального кодекса Киргизской Республики, предусматривавшие инициативный надзор и предоставлявшие право принесения протеста в порядке надзора на любые вступившие в законную силу судебные приговоры и решения прокурору и его заместителям, Председателям и заместителям Председателей Верховного и Высшего Арбитражного Судов Киргизской Республики, отдельные нормы Уголовно-процессуального кодекса, согласно которым суд по своей инициативе мог направлять уголовное дело на доследование с целью предъявления более тяжкого обвинения, а также пересмотр вступивших в законную силу приговоров за мягкостью назначенного наказания, а также нормы Гражданского процессуального кодекса и Арбитражно-процессуального кодекса, дававшие прокурорам возможность участия на любой стадии процесса в любом гражданском деле и т.д.

Новые Гражданский процессуальный и Уголовно-процессуальный кодексы Киргизской Республики приняты в 1999 г. с учетом выводов Конституционного суда Киргизской Республики, выраженных в его решениях. Сейчас ликвидирован инициативный надзор, прокуроры выведены из гражданского процесса, за исключением особых случаев защиты публичных интересов, уравнены в правах в уголовном процессе и отлучены от надзора за судом, введен в систему судов апелляционный суд и т.д.

Следует отметить, что в Киргизской Республике конституционное правосудие в условиях зарождающейся демократии, в отличие от судов общей юрисдикции, ранее действовавших и имевших немалый опыт, обрело жизнь, следуя по непроторенному пути, и формировало свою практику на основе Конституции Киргизской Республики. Конституционный суд КР был распущен в апреле 2010 г. в ходе революции, а с принятием новой конституции в июне — упразднен.

Отмечаем, что Венецианская комиссия критиковала упразднение Конституционного суда.

Эксперты Венецианской комиссии неоднократно повторяли мысль, что: «попытка отказа от Конституционного суда ослабляет судебную систему страны. Его упразднение является ничем иным как прямой попыткой покушения на судебную власть с целью ее ослабления. Предназначение Конституционного суда — защита прав и свобод человека и урегулирование разногласий и споров по компетенции между высшими органами власти.

Именно Конституционный суд выносит окончательное решение и ставит точку. Это неприемлемо для правового, демократического государства».

Конституционный суд был вынужден подчиниться решению новых властей республики о его роспуске. Об этом говорится в распространенном заявлении судей:

«В целях обеспечения стабильности в непростое для страны время, во избежание противостояния между различными политическими силами Конституционный суд вынужден подчиниться решению временного правительства»

, — отмечалось в распространенном документе.

Временное правительство заявило, что новые власти решили приостановить действие высшей судебной ин- станции до принятия новой конституции страны, отметив, что Конституционный суд во времена правления президентов Акаева и Бакиева «грубо нарушал конституцию». Председатель КС Светлана Сыдыкова заявила журналистам, что считает решение временного правительства ошибочным, так как именно конституционный суд должен стоять на защите прав и свобод граждан. На сегодняшний день Киргизская Республика провозгласила права и свободы человека высшей ценностью и взяла на себя обязательства уважать и обеспечивать всем лицам, находящимся на ее территории права, и свободы человека.

Отсутствие надлежащего исполнения и систематическое нарушение прав и свобод могут послужить причинами возникновения конфликтов и нестабильности в государстве. Правовая политика государства в области прав и свобод должна будет нацелена на принятие законодательных и других мер, необходимых для их полного осуществления в соответствии с международными обязательствами Кыргызстана. В процессе совершенствования законодательства и ходе правоприменительной деятельности необходимо неуклонно следовать принципам верховенства Конституции.

Обязательным условием такого развития станет сохранение в Киргизской Республике эффективного конституционного контроля, который будет строиться теперь вокруг Конституционной палаты Верховного суда Киргизской Республики.

Поскольку конституционная юстиция является важной организационной гарантией законности, то необходимо подробно проанализировать ее новый правовой статус, компетенцию, обратив особое внимание на защиту прав и свобод граждан.

Система социальных отношений, образующая сферу правового регулирования, постоянно находится в режиме трансформации.

В настоящее время правовая система нашего государства переживает период активного развития, направленного на удовлетворение современных интересов общества и государства, которые в силу своей социальной значимости должны быть урегулированы правом. Причинами чему является развитие государственно-общественных взаимоотношений, а также естественные механизмы внутренней саморегуляции.

Вопреки заявлениям, что наша маленькая республика не нуждается в таком количестве высших судебных органов и никто не упраздняет Конституционный суд, что объем его судебной юрисдикции не уменьшится, а судебная защита граждан не пострадает, и что суть вопроса лежит только лишь в организационном русле, в сфере целесообразности управленческих решений, мы являемся свидетелями того, что компетенция нового органа конституционного правосудия уменьшилась и сузилась. В соответствии со ст. 4, в которой говорится о полномочиях Конституционной палаты [2], за новым органом конституционного правосудия предусмотрено: 1) признание неконституционными законов и иных нормативных правовых актов в случае их противоречия Конституции; 2) дача заключения о конституционности не вступивших в силу для Киргизской Республики международных договоров; 3) дача заключения к проекту закона об изменениях в Конституцию.

Но при этом, справедливости ради, необходимо отметить, что круг субъектов, имеющих право обращение, увеличился. В соответствии со ст. 20 право на обращение в Конституционную палату принадлежит: 1) физическому (физическим) или юридическому (юридическим) лицу, если оно считает, что законами и иными нормативными правовыми актами нарушаются его права и свободы, признаваемые Конституцией; 2) Жогорку Кенешу; 3) фракции (фракциям) Жогорку Кенеша; 4) Президенту; 5) Правительству; 6) Премьер-министру; 7) судье (судьям) Киргизской Республики; 8) органам местного самоуправления; 9) Генеральному прокурору; iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 10) Акыйкатчы (Омбудсмену).

У автора имеется убеждение, что Конституционный суд должен быть сохранен как самостоятельный орган в судебной системе. Другое дело, если конституционный суд работает неэффективно. В этом случае необходимо, например, пересмотреть порядок его работы, его статус и процедуру обращения граждан и т.д., как это было сделано, допустим, в России.

Поэтому в качестве одной из рекомендаций предлагается на конституционном уровне юридическую природу Конституционной палаты Верховного суда Киргизской Республики определить путем приведения ее статуса и роли в соответствие с требованиями современного правового государства, а именно возобновить свою работу в обновленном составе и в соответствии с новым законом, но в статусе самостоятельного суда — Конституционного суда. При этом необходимо учитывать, что установление юридической природы института конституционной юстиции и его места в механизме разделения властей учеными может осуществляться с применением нескольких подходов, а именно: а) отождествление института конституционной юстиции с судебной ветвью власти, б) рассмотрение конституционного суда как разновидности контрольной власти, в) признание конституционного суда своеобразной надстройкой в системе разделения властей, который не принадлежит ни к одной из ветвей власти, г) определение института конституционной юстиции как такового, имеет комплексный характер, сочетая в себе черты судебной и контрольной власти. По нашему мнению, в условиях современного конституционализма, который развивает классическую теорию разделения властей, конституционный суд необходимо рассматривать комплексно, как государственный институт, который включает в себя черты судебной власти, осуществляющий при этом высочайшую контрольную государственной деятельность.

Такой подход позволит не только de jure, но и de facto закрепить правовой статус Конституционного суда как самостоятельного органа, который подчеркнет его независимость в системе разделения властей и способствовать эффективному выполнению роли в механизме сдержек и противовесов.

В заключение можно с определенной долей уверенности констатировать, что появление органов конституционной юстиции в государствах молодой демократии привело к появлению относительно самостоятельной группы конституционно-правовых норм, которые можно объединить в правовой институт конституционной юстиции, и необходимость исследования этого сравнительно нового института конституционного права очевидна. Конституционная юстиция является важным звеном в обеспечении прав и свобод человека и гражданина, а нахождение путей эффективного повышения ее роли в утверждении сбалансированных отношений между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти и в дальнейшем является актуальной теоретической и практической проблемой правовых наук, успешное решение которой обеспечит дальнейшее развитие современного демократического государства. Растущая в XXI в. роль конституционного правосудия обусловливает необходимость дальнейшего проведения в странах молодой демократии научных исследований проблемы функционирования института конституционной юстиции и его генезиса, поскольку философский и теоретический подходы к ее решению постоянно меняются и на современном этапе находятся в стадии активного поиска и совершенствования.

ЛИТЕРАТУРА [1] Конституционное правосудие на рубеже веков: Материалы международной конференции, посвященной 10-летию Конституционного Суда РФ (1-2 ноября 2001 г., г. Москва). — М., 2002. [2] Конституционный закон Киргизской Республики

«О Конституционной палате Верховного суда Киргизской Республики»

от 13 июня 2011 г.

№ 37. URL: http://www.otborsudei.kg/index.php?act=view_material&id=161.

[3] Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 г.

№ 2-П // Российская газета. — 2007. — № 4294. — 14 февр. [4] Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. № 4-П // Российская газета. — 2010.

— № 5130. — 12 марта. CONSTITUTIONAL JUSTICE AND HUMAN RIGHTS R.M.

Myrzalimov Law Institute Kyrgyz National University 547, Frunze st., Bishkek, Kyrgyz Republic, 720033 By this article the author research the main goal of the constitutional justice.

He describes the problems of the development of the constitutional justice based on the case of one of the CIS countries (Kyrgyzstan). The author makes a brief review of the models of the constitutional justice around the world.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+