Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Закон о нецелевом использовании бюджетных средств

Закон о нецелевом использовании бюджетных средств

Закон о нецелевом использовании бюджетных средств

Нецелевое использование средств субсидии: обзор судебной практики

Важное 06 июня 2017 г. 12:04 Автор: Ларцева Л., эксперт информационно-справочной системы «» Несмотря на то, что субсидии, предоставляемые бюджетным (автономным) учреждениям на выполнение государственного (муниципального) задания либо на иные цели, не являются бюджетными средствами, административная ответственность, предусмотренная КоАП РФ за нецелевое использование средств бюджета, применяется и в отношении указанных субсидий.

Об этом свидетельствует обширная судебная практика. В начале порассуждаем о правомерности применения КоАП РФ в отношении субсидий, предоставленных бюджетным (автономным) учреждениям из соответствующих бюджетов бюджетной системы РФ. Названной статьей предусмотрена административная ответственность за нецелевое использование бюджетных средств.

При этом в части применения данной статьи под нецелевым использованием бюджетных средств понимаются: 1) направление средств бюджета бюджетной системы РФ и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств; 2) направление средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, на цели, не соответствующие целям, определенным договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств.

В первом случае субъектами правонарушений могут выступать только участники бюджетного процесса, поскольку речь идет об использовании бюджетных средств.

Во втором случае к субъектам правонарушений могут быть отнесены и бюджетные (автономные) учреждения, не являющиеся участниками бюджетного процесса, но использующие средства субсидий, полученных из бюджета на выполнение государственного (муниципального) задания либо на иные цели.

Такие субсидии предоставляются на основании соглашений, заключенных с учредителями.

При списании средств субсидий с единого счета бюджета и зачислении на лицевые счета бюджетных (автономных) учреждений обозначенные средства переходят из разряда бюджетных средств в средства учреждений. Несмотря на это, в случае выявления нецелевого использования средств субсидий, по мнению автора, к учреждению и его должностным лицам может быть применена административная ответственность, предусмотренная КоАП РФ.

Стоит отметить, что нормами данной статьи за нецелевое использование бюджетных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, предусмотрено наложение административного штрафа:

  1. на юридических лиц – от 5 до 25% суммы средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, использованных не по целевому назначению.
  2. на должностных лиц – в размере от 20 000 до 50 000 руб. (или дисквалификация на срок от одного года до трех лет);

Если проанализировать сложившуюся за последнее время судебную практику, то можно увидеть, что в качестве нецелевого использования субсидий проверяющие чаще всего отмечают следующие случаи: В Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2016 № 09АП-23860/2016 по делу № А40-1215/16 рассматривался иск о правомерности привлечения бюджетного учреждения к ответственности по КоАП РФ за нецелевое использование средств субсидии.

Из материалов дела. По итогам проведенной Росфиннадзором проверки было зафиксировано правонарушение, допущенное учреждением, по КоАП РФ: учреждение осуществило нецелевое расходование средств федерального бюджета (субсидии), выразившееся в оплате услуг по добровольному страхованию транспортных средств (КАСКО), расходы на оплату которых не были предусмотрены соглашением о предоставлении субсидии, а также государственным заданием.

Учреждение признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ. Административное наказание назначено учреждению в минимальном размере – в виде административного штрафа в размере 5% суммы средств, использованных не по целевому назначению. Суд первой инстанции установил, что соглашением о предоставлении субсидии на выполнение государственного задания установлена обязанность учреждения использовать такую субсидию в целях оказания государственных услуг (выполнения работ) в соответствии с требованиями к качеству и (или) объему (содержанию), порядку оказания государственных услуг (выполнения работ), определенными в государственном задании.

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, определенных соглашением, учреждение несет ответственность в соответствии с законодательством РФ. Поскольку оказание услуг по добровольному страхованию транспортных средств (КАСКО) государственным заданием и соглашением не предусмотрено, указанные услуги не могли быть оплачены за счет средств субсидии из федерального бюджета.

Апелляционный суд признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными. В Решении Приволжского районного суда г. Казани от 02.02.2017 по делам № 12-133/2017, 12-134/2017 (далее – Решение № ) рассматривался спор о правомерности оплаты за счет средств субсидии на госзадание других услуг – услуг по консультативно-юридическому обслуживанию.

Казани от 02.02.2017 по делам № 12-133/2017, 12-134/2017 (далее – Решение № ) рассматривался спор о правомерности оплаты за счет средств субсидии на госзадание других услуг – услуг по консультативно-юридическому обслуживанию. Из материалов, представленных в суд, усматривается следующее.

В рамках государственного задания автономное учреждение осуществляет деятельность по оказанию услуг, выполнению работ в сфере образования.

В силу соглашения о порядке и условиях предоставления субсидий на госзадание учреждение обязуется осуществлять использование субсидий в целях оказания госуслуг (выполнения работ) в соответствии с требованиями к качеству и (или) объеме (содержанию), порядку оказания госуслуг (выполнения работ), определенными в госзадании.

В госзадании учреждения консультационно-юридическая услуга отсутствует.

В плане финансово-хозяйственной деятельности учреждения оплата консультационно-юридических услуг не предусмотрена. Все это свидетельствует о том, что оказание консультационно-юридических услуг не осуществлялось в рамках госзадания учреждения.

Кроме того, расходы на консультационно-юридическое обслуживание не являлись необходимыми для обеспечения выполнения функций учреждения. На основании вышеизложенного можно утверждать: учреждение допустило нарушение при использовании субсидий, выделенных на выполнение государственного задания, что установлено проверкой Департамента казначейства и отражено в акте проверки. Должностные лица учреждения привлечены к административной ответственности по ст.

15.14 КоАП РФза нецелевое использование средств субсидии.

По мнению проверяющих, оплата юридических услуг должна производиться за счет внебюджетных средств, которыми учреждение располагает. Суд признал выводы проверяющих обоснованными. Рассмотрим Решение Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 02.02.2017 по делу № 7-122/2017(далее – Решение № ). В нем во второй раз пересматривалось дело об административном правонарушении, выразившееся в нецелевом использовании средств субсидии.
В нем во второй раз пересматривалось дело об административном правонарушении, выразившееся в нецелевом использовании средств субсидии.

Согласно материалам дела за счет целевой субсидии были оплачены работы по капитальному ремонту здания.

Правовым основанием для перечисления денежных средств подрядчику (производителю работ) стал акт приемки работ (ф. КС-2), подписанный должностным лицом учреждения. В ходе проверки выяснилось, что работы, указанные в данном акте, подрядчиком фактически не были выполнены, поэтому действия должностного лица, подписавшего акт, повлекли нецелевое использование средств субсидии.

В связи с вышесказанным данный сотрудник учреждения был оштрафован по КоАП РФ. Суд счел действия проверяющих обоснованными, а вину должностного лица в совершении административного правонарушения доказанной.

При этом факт уменьшения обязательств учреждения перед подрядчиком на сумму невыполненных работ путем расторжения контракта не был принят во внимание.

Кроме того, судьи отметили, что для состава административного правонарушения, предусмотренного КоАП РФ, не имеет правового значения то, на какие именно цели были направлены бюджетные средства, при условии доказанности того факта, что эти средства их получателем были направлены необоснованно. В рамках рассмотренного дела суд признал необоснованными подписание акта и перечисление по нему денежных средств, поскольку работы фактически не были выполнены.

Нельзя сказать однозначно, признаются ли нецелевым использованием средств расходы учреждения на содержание не принадлежащего ему имущества, произведенные за счет субсидии на госзадание. По общему правилу за счет субсидии, предоставляемой из бюджета на выполнение госзадания, содержится имущество, закрепленное за учреждением или приобретенное им за счет средств учредителя (п. 11 Положения № 640, п. 6 ст. 9.2 Закона о некоммерческих организациях).

При этом при расчете субсидии могут быть учтены иные нормативные затраты по содержанию имущества, которые непосредственно связаны с оказанием услуг (выполнением работ).

Таким образом, при вынесении проверяющими решения о нецелевом использовании средств субсидии должны быть предоставлены неоспоримые доказательства того, что произведенные учреждением расходы не связаны с его основной деятельностью. В противном случае решение проверяющего можно всегда оспорить в суде, и есть все шансы, что суд примет сторону учреждения.
В противном случае решение проверяющего можно всегда оспорить в суде, и есть все шансы, что суд примет сторону учреждения.

В подтверждение этого приведем Постановление ВС РФ от 21.10.2016 № . В данном суде рассматривался спор о неправомерности привлечения учреждения к административной ответственности за нецелевое использование бюджетных средств, выразившееся в направление средств субсидии на госзадание на содержание имущества, не принадлежащего учреждению. Несмотря на то, что имущество не было закреплено за учреждением, последнее представило суду доказательство того, что расходы на его содержание относятся к регулярным расходам, непосредственно связанным с оказанием услуг, осуществляемым в рамках государственного задания.

Принимая во внимание такие доказательства, суд признал решение проверяющих о нецелевом использовании бюджетных средств и постановление о привлечении к административной ответственности неправомерными.

Лицом, ответственным за ведение дел экономического субъекта, является руководитель экономического субъекта (ст. 3 Закона о бухгалтерском учете). Исходя из этого основным должностным лицом, которое несет ответственность за состояние финансово-хозяйственной деятельности учреждения, а также использование выделенных бюджетных и иных средств, является руководитель учреждения.

Кроме того, напомним, что без подписи руководителя учреждения (или уполномоченных им лиц) к бухгалтерскому учету не принимается ни один первичный документ (п. 8 Инструкции № 157н). Таким образом, зачастую административная ответственность, предусмотренная КоАП РФ в отношении должностного лица, применяется именно к руководителю учреждения.

Вместе с тем, как показывает судебная практика, штраф может быть вынесен в отношении любого должностного лица, подписывающего документы, связанные с нецелевым использованием средств. К примеру, согласно материалам дела, рассматриваемого в Решении № 7-122/2017, к административной ответственности за нецелевое использование средств субсидии привлечено должностное лицо, подписавшее акт приемки ремонтных работ. Указанный сотрудник выполнял в учреждении организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

Такой вывод приведен в Решении № 12-133/2017. Согласно материалам дела в автономном образовательном учреждении представители Департамента казначейства провели проверку правильности использования средств субсидии, предоставленной учреждению на выполнение государственного задания.

В ходе проверки было установлено нецелевое использование указанных средств: за счет субсидии были осуществлены расходы (оплата юридических услуг), которые не предусмотрены государственным заданием и не являются необходимыми для обеспечения выполнения функций учреждения. На основании результатов проверки к административной ответственности по КоАП РФ были привлечены должностные лица, подписавшие документы об оплате названных расходов: исполняющий обязанности директора учреждения и . Не согласившись с вынесенным постановлением, главный бухгалтер С.

обратилась в суд с жалобой. В суде она пояснила: несмотря на то, что она обладает правом подписи финансовых документов, решения по всем финансовым вопросам принимаются руководителем учреждения, без подписи которого эти документы недействительны. Кроме того, в суд был представлен учреждения, в одном из пунктов которого прописано, что директор несет персональную ответственность за нарушение бюджетного законодательства РФ, состояние финансово-хозяйственной деятельности учреждения, использование выделенных бюджетных и иных средств.

Согласно разъяснениям главбуха оплата спорных услуг была осуществлена на основании заключенного договора и акта оказанных услуг, которые подписывались директором учреждения в пределах его компетенции и в соответствии с положениями устава учреждения. С учетом приведенных доводов и доказательств жалоба главного бухгалтера была удовлетворена. Поскольку у нее не было единоличной возможности распоряжаться средствами субсидии, суд счел, что необходимости в привлечении двух должностных лиц за совершение одного и того же административного правонарушения нет.

В связи с этим суд отменил постановление ревизоров в отношении главбуха на основании п. 7 КоАП РФ (то есть прекратил производство по делу в связи с наличием по одному и тому же факту совершения противоправных действий постановления о назначении административного наказания в отношении другого должностного лица).

Как правило, проверяющие штрафуют за нецелевое использование средств даже в том случае, когда правонарушение совершено неумышленно.

Точнее сказать, наличие умысла редко принимается во внимание при вынесении постановления об административной ответственности по КоАП РФ.

При этом специалисты финансового ведомства, а также арбитры неоднократно указывали на то, что при квалификации нарушений, выразившихся в нецелевом использовании бюджетных средств, следует рассматривать только правонарушения с умышленной формой вины.

Таким образом, в случае наложения штрафа по КоАП РФ можно успешно оспорить его в суде, ссылаясь на отсутствие умысла в совершении противоправного деяния. В качестве примера рассмотрим Решение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 02.09.2016 по делу № 7/2-447/16. В нем суд, отменяя постановление об административном правонарушении и прекращая производство по делу, пришел к выводу об отсутствии в действиях должностного лица состава административного правонарушения, предусмотренного КоАП РФ.

Свою позицию суд обосновал следующим. Субъективная сторона общественно опасного деяния, ответственность за которое установлена КоАП РФ, характеризуется только умышленной формой вины, когда уполномоченное должностное лицо сознавало противоправный характер своего действия по оплате денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным бюджетной сметой, предвидело возможность наступления вредных последствий для охраняемых законом бюджетных отношений и желало наступления таких последствий (прямой умысел), или сознательно их допускало, или относилось к ним безразлично (косвенный умысел). В данном случае доказательств, подтверждающих наличие в действиях должностного лица умысла на совершение противоправного деяния, ответственность за которое установлена КоАП РФ, представлено не было.

Стоит отметить, что в приведенном решении суда рассматривался спор о нецелевом использовании бюджетных средств.

При этом изложенную в нем позицию судей следует принимать во внимание и при рассмотрении споров о нецелевом использовании средств субсидий.

Ведь ответственность за указанные правонарушения предусмотрена одной статьей – КоАП РФ. Вообще доказать наличие умысла очень сложно, поэтому шанс на успешное разрешение спора о неправомерности наложения штрафа за нецелевое использование средств есть практически у каждого.

* * * Нецелевое использование средств субсидий не является бюджетным правонарушением, поскольку такие средства не признаются средствами бюджета.

При этом в отношении названных средств могут быть применены меры административного воздействия, предусмотренные КоАП РФ.

Напомним, что в данной статье речь идет о нецелевом использовании не только средств бюджета, но и средств, полученных из бюджета. Согласно сложившейся судебной практике относительно правомерности привлечения к административной ответственности по КоАП РФ в качестве нецелевого использования средств субсидий, в частности, могут быть признаны:

  1. содержание имущества, не принадлежащего учреждению.
  2. оплата невыполненных работ (услуг);
  3. оплата работ (услуг), не предусмотренных соглашением о предоставлении субсидии и (или) государственным заданием;

В качестве должностного лица, ответственного за нецелевое использование субсидий, по КоАП РФ обычно привлекается руководитель бюджетного (автономного) учреждения.

При этом штраф, предусмотренный данной статьей, может быть наложен в отношении любого должностного лица, подписавшего документ, связанный с нецелевым расходованием субсидий.

При привлечении к ответственности за нецелевое использование средств проверяющие должны подтвердить наличие умысла в совершении правонарушения. В случае неумышленного нарушения действия проверяющих можно оспорить в суде.

Нецелевое использование бюджетных средств в бюджетных и автономных учреждениях.

На что обратить внимание в первую очередь?

Анонсы 5 октября 2021 Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ».

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. 21 сентября 2021 Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.
9 февраля 2016 ОГЛАВЛЕНИЕ:

Прошло уже больше двух лет с тех пор, как вступила в силу новая редакция ст.

15.14 КоАП РФ «» (). С 4 августа 2013 года к субъектам правонарушения, предусмотренного данной статьей, относятся не только получатели бюджетных средств, но и бюджетные и автономные учреждения, которые таковыми не являются, а также их должностные лица. Как органы государственного и муниципального финансового контроля трактуют положения ? Всегда ли с ними соглашаются суды?

Каким образом учреждения могут минимизировать риски и отстоять свои права? Сейчас, по прошествии двух лет с момента внесения поправок, пришло время подвести первые итоги и обобщить практику наложения ответственности за этот проступок. Первый вопрос, который сразу же возник у многих специалистов бюджетных и автономных учреждений при прочтении новой редакции , – «При расходовании каких средств может быть применена административная ответственность?» Теперь, анализируя практику, можно четко сформулировать ответ на него: к таким средствам относятся любые средства, получаемые непосредственно из бюджета:

  1. субсидии на осуществление капитальных вложений ().
  2. гранты в форме субсидий ();
  3. субсидии на иные цели ();
  4. субсидии на выполнение государственных (муниципальных) заданий ();

А что же со средствами обязательного медицинского страхования (ОМС)?

Контролирующие органы и суды полагают возможным применение положений и в отношении таких средств (, решение Палехского районного суда Ивановской области от 28 октября 2014 г.

по делу № 12-22/2014, решение Ивановского районного суда Ивановской области от 19 февраля 2015 г. № 12-201/2014). Добавим, что понятие «нецелевое использование» бюджетных средств не должно применяться к средствам бюджетных и автономных учреждений, поступающим в связи с осуществлением ими приносящей доход деятельности. Даже если нарушены условия целевого использования гранта из внебюджетных источников или пожертвования, к организации могут применяться только те санкции, которые предусмотрены двусторонними соглашениями о предоставлении этих средств.

ВАЖНО ЗНАТЬ Административная ответственность за нецелевое использование бюджетных средств в соответствии со применяется только в том случае, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния.

УК РФ предусматривает два состава преступлений в области расходования бюджетных средств, причем эти составы различаются по субъектам.

Субъектами правонарушения, предусмотренного ст. 285.1 УК РФ «», являются только должностные лица получателей бюджетных средств.

Бюджетные и автономные учреждения, напомним, к получателям бюджетных средств не относятся (). А вот в речь идет просто о нецелевом расходовании должностными лицами средств государственных внебюджетных фондов.

К таким средствам относятся и средства ОМС.

Следовательно, должностные лица бюджетных и автономных учреждений могут быть привлечены к уголовной ответственности по этой статье. Самое суровое наказание, которое она предусматривает, – это лишение свободы на срок до двух лет.

Нецелевое использование бюджетных средств может быть квалифицировано только в том случае, если затраты уже были понесены учреждением, то есть были произведены кассовые расходы. Не может идти речь о нарушении, предусмотренном , только в связи с фактом:

  1. размещения извещения о закупке, по которой могли бы быть произведены нецелевые расходы;
  2. заключения договора (контракта), по которому могли бы быть произведены нецелевые расходы;
  3. заключения отдельного соглашения на предоставление целевой субсидии для осуществления тех расходов, которые уже фактически понесены за счет другой бюджетной субсидии.

Кроме того, не рассматривается в качестве нецелевого использования бюджетных средств нарушение требований по нормированию в сфере закупок (вступившая в силу с 1 января 2016 года ст.

19 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «»). Ответственность за подобные нарушения, возможно, будет предусмотрена новой ст.

7.29.3 КоАП РФ – законопроект, дополняющий КоАП РФ таким составом, в середине октября был принят в первом чтении . Субсидии из бюджета предоставляются бюджетным и автономным учреждениям на основании соглашений (, ).

Эти соглашения – двусторонний документ, подписываемый уполномоченными должностными лицами учреждения и органа, осуществляющего в отношении этого учреждения функции и полномочия учредителя.

В соглашения могут быть включены любые дополнительные условия по целевому расходованию средств субсидий, которые обязательно должны учитываться при квалификации действий учреждения или его должностного лица по . Конечно, эти дополнительные условия не могут противоречить нормам действующего законодательства.

Например, в качестве условия о целевом использовании средств бюджетной субсидии нельзя установить требование о приобретении за счет средств этой субсидии товаров у конкретного поставщика, если закупка должна осуществляться путем проведения конкурентных процедур согласно Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «». Важно знать, что не всякие условия предоставления бюджетной субсидии определяют требования по целевому характеру расходования денежных средств. За нарушение получателем субсидии иных условий ее предоставления применяется ответственность, предусмотренная («Нарушение условий предоставления субсидий»): штраф на граждан и должностных лиц в размере 10-30 тыс.

руб., а на юридических лиц – от 2% до 12% суммы полученной субсидии. Например, порядком предоставления субсидии на выполнение государственного (муниципального) задания, установленным уполномоченным органом в соответствии с , в качестве условия предоставления субсидии может быть определено выполнение задания.

По мнению специалистов Минфина России, в этом случае при невыполнении задания к бюджетным и автономным учреждениям может применяться ответственность, предусмотренная КоАП РФ за нарушение условий предоставления субсидий на финобеспечение выполнения ими государственного (муниципального) задания (, ).

Однако факт невыполнения задания в полном объеме по отдельным видам услуг не может служить основанием для применения ().

Средства также могут быть израсходованы с нарушением требований действующих нормативных правовых актов (локальных актов учреждения), однако оснований для квалификации расходов в качестве нецелевых и в этом случае не возникнет. Например, переплата заработной платы (выплата окладов, надбавок сверх установленных норм) за счет субсидии на выполнение задания работникам, занятым оказанием услуг в рамках задания, является финансовым нарушением. Однако рассматривать это нарушение в качестве нецелевого использования бюджетных средств не совсем корректно – в данном случае средства были направлены строго на выполнение задания.

ВНИМАНИЕ! Согласно положениям бюджетного законодательства после списания в установленном порядке бюджетных субсидий с единого счета бюджета и их зачисления на счета учреждений субсидии теряют статус средств бюджета (, ). Соответственно, на указанные средства не распространяются требования бюджетного законодательства, в том числе и положения , о применении бюджетных мер принуждения ().

Даже при установлении факта нецелевого использования бюджетных средств необходимость привлечения должностных лиц и организаций к ответственности будет увязываться судами с обстоятельствами конкретного дела. Так, например, согласно при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием. ВАС РФ в свое время разъяснил, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения.

Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям (). Протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных , составляют уполномоченные должностные лица:

  1. полиции ().
  2. органов внешнего государственного финансового контроля – Счетной палаты РФ и контрольно-счетных органов субъектов РФ ();
  3. органов внутреннего государственного финансового контроля в пределах бюджетных полномочий этих органов – Росфиннадзора и органов исполнительной власти субъектов РФ, осуществляющих функции по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере (, );

При осуществлении муниципального финансового контроля протоколы об административном правонарушении, предусмотренном , вправе составлять должностные лица органов местного самоуправления в соответствии с установленным законом субъекта РФ перечнем (). Для определения целевого характера расходов средств этой субсидии, как правило, применяются два основных критерия: 1 Направленность расходов на выполнение государственного (муниципального) задания (решение суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 7 мая 2015 г.

№ 12-562/2015). 2 Соблюдение иных условий по целевому расходованию средств субсидии, предусмотренных порядком предоставления субсидии, установленном в публично-правовом образовании в соответствии с , а также соглашением о предоставлении субсидии (решение Волгоградского областного суда № 07-450/2015 от 17 апреля 2015 г.).

Нецелевым использованием средств субсидии может быть признано расходование средств на выплату заработной платы работникам, трудовая функция которых не связана с выполнением государственного (муниципального) задания, а также на иные цели, не связанные с выполнением задания (решение Среднеахтубинского районного суда Волгоградской области от 18 июня 2015 г. по делу № 12-34/2015, решение Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 октября 2015 г.

по делу № 12-1140/2015, решение Октябрьского районного суда г. Иваново от 8 октября 2015 г. по делу № 12-229/2015, решение Октябрьского районного суда г. Иваново от 8 октября 2015 г. по делу № 12-230/2015).

Обычно не возникает проблем с подтверждением направленности на выполнение задания тех расходов, которые осуществляются за счет субсидии на выполнение задания и в явном виде учитывались при определении размера этой субсидии.

Данное правило относится и к расходам на содержание имущества.

ПРИМЕР С 2016 года нормативные затраты на содержание не используемого для выполнения госзадания имущества на федеральном уровне применяются при расчете объема финобеспечения на 2016, 2017 и 2018 годы ().

Речь идет о недвижимом и особо ценном движимом имуществе, закрепленном за учреждением или приобретенном за счет предоставленных учредителем средств.

Соответственно, при направлении учреждением средств субсидии на выполнение задания на содержание такого имущества в ближайшие годы у контролирующих органов претензий не будет. С другой стороны, для подтверждения факта целевого использования субсидии достаточно представить документы, согласно которым планировалось провести ремонт (реконструкцию, перепланировку) для приведения имущества в состояние, пригодное для выполнения задания (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2014 г.

№ 13АП-25263/13). При этом судьи указывают: отсутствие в помещении персонала само по себе себе не означает, что такое помещение не используется учреждением в деятельности по оказанию государственных (муниципальных) услуг.

Если же при определении размера субсидии какие-то расходы в явном виде не учитывались, дело обстоит сложнее. А такие расходы время от времени возникают в каждом учреждении. И это может быть что угодно: от затрат на проведение внепланового выездного мероприятия до дистанционного зондирования земельного участка, не закрепленного за учреждением.

В подобных ситуациях желательно располагать документами, подтверждающими направленность расходов на выполнение задания и наличие текущей экономии средств субсидии. Подобная рекомендация обусловлена следующими обстоятельствами. Средства субсидии на выполнение задания не обязательно должны расходоваться в строгом соответствии с теми направлениями (видами расходов) и нормами расходов, которые учитывались при расчете общего годового размера такой субсидии ().

Специалисты финансового ведомства указывают, что осуществление незапланированных расходов возможно за счет экономии средств субсидии по итогам определенного периода выполнения задания с внесением соответствующих изменений в План финансово-хозяйственной деятельности (ФХД) (, , , , , ).

Осуществление таких расходов само по себе не может рассматриваться в качестве нецелевого использования бюджетных средств (, решение Первомайского районного суда г.

Омска от 1 июня 2015 г. по делу № 12-126/2015, решение Первомайского районного суда г. Омска от 5 марта 2015 г. по делу № 12-436/2014).

Отсутствие документального подтверждения наличия экономии средств субсидии на выполнение задания на момент осуществления расходов может стать одним из аргументов проверяющих при квалификации расходов учреждения в качестве нецелевого использования бюджетных средств (решение Арбитражного суда Ивановской области от 28 августа 2015 г. по делу № А17-2519/2015). Не может рассматриваться в качестве нецелевого использования бюджетных средств недовыполнение задания по одним видам услуг и перевыполнение по другим с одновременным перераспределением экономии средств выделенной субсидии между услугами (). Вопрос о том, каким образом может быть «зафиксирована» экономия, запланированная и достигнутая учреждением в течение года, в настоящее время остается открытым – проблема должна быть урегулирована на уровне локальных актов организации.

Направленность расходов на выполнение задания обычно определяется на момент их осуществления. Так, например, имущество может быть приобретено за счет субсидии, но по объективным причинам уже после приобретения отпадет необходимость в его использовании для выполнения задания и имущество начнет использоваться для оказания платных услуг.

В этом случае с высокой долей вероятности учреждение сможет обосновать правомерность расходов. ВНИМАНИЕ! По завершении финансового года для обоснования целевого характера расходов, не учитываемых в явном виде при определении размера субсидии на выполнение задания, появляется дополнительный аргумент.

Подтверждением соблюдения учреждением целей предоставления этой субсидии является достижение установленных заданием показателей, характеризующих качество и (или) объем (содержание) государственной услуги (работы) ().

Осуществляется такое подтверждение на основании отчета о выполнении задания, предоставляемого органу, осуществляющему функции и полномочия учредителя.

Можно уверенно констатировать: даже временное отвлечение средств субсидии на осуществление расходов, связанных с приносящей доход деятельностью, контролирующие органы будут пытаться квалифицировать в качестве нецелевых расходов.

Не факт, что учреждению поможет даже ссылка на письмо, в котором специалисты финансового ведомства допускают возможность такого отвлечения с последующим восстановлением расходов за счет средств от приносящей доход деятельности (). А вот если речь идет о расходах прошлых лет, возможны такие аргументы:

  1. законодательство позволяет учреждению расходовать остатки субсидии, в том числе и в рамках приносящей доход деятельности (ч. 17 ст. 30 Федерального закона от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ «», ч. 3.15 ст. 2 Федерального закона от 3 ноября 2006 г. № 174-ФЗ «»; далее – закон об автономных учреждениях).
  2. на момент проверки или рассмотрения дела в суде установлено, что задание выполнено в полном объеме и с должным качеством;

Есть даже пример решения, в котором эти аргументы были приняты во внимание судьями (). На практике возможна такая ситуация.

Заданием оказание определенной услуги или выполнение определенной работы прямо не предусмотрено (возможно, по «недосмотру» отдельных должностных лиц). Учреждение оказывает (выполняет) ее безвозмездно.

В таких случаях следует помнить, что речь все равно идет о приносящей доход деятельности и, следовательно, все связанные с этой услугой (работой) расходы не могут быть произведены за счет субсидии на выполнение задания (п. 4 Раздела «Результаты контрольного мероприятия» Отчета о результатах контрольного мероприятия «Проверка целевого и эффективного использования средств федерального бюджета, внебюджетных источников и федеральной собственности в 2012-2013 годах и истекшем периоде 2014 года (совместно с ФСБ России)» (контрольное мероприятие проведено согласно п.

2.8.11.1 Плана работы Счетной палаты Российской Федерации на 2014 год). Важное значение имеет организация раздельного учета кассовых и фактических расходов по видам деятельности в разрезе каждой оказываемой услуги (выполняемой работы).

В некоторых ситуациях при отсутствии раздельного учета контролирующие органы могут попытаться квалифицировать в качестве нецелевых расходов всю сумму расходов даже в том случае, когда часть из них относится к деятельности по выполнению задания. Объекты имущества могут частично использоваться в приносящей доход деятельности. Расходы по их содержанию целесообразно распределять между субсидией на выполнение задания и приносящей доход деятельностью на основании экономически обоснованных показателей.

Если данный вопрос не урегулирован учредителем, рекомендуем решить его в локальном правовом акте учреждения. Тем самым будет выполнено основное целевое предназначение средств субсидии – финансовое обеспечение выполнения задания, сформированного на определенный период. На сегодняшний день можно констатировать: данной проблеме органы государственного (муниципального) контроля пока не уделяют должного внимания.

Однако не факт, что и в дальнейшем сохранится подобное положение дел. Субсидия, предоставляемая учреждениям согласно положениям , имеет строгое целевое назначение – она предназначена для финансового обеспечения выполнения задания. А если толковать буквально, то только для выполнения задания соответствующего (текущего) года.

Таким образом, оплата за счет субсидии текущего года кредиторской задолженности прошлых лет, пусть и образовавшейся в рамках деятельности по выполнению задания, отдельными контрольными органами и судами трактуется как нецелевой расход (решение Волгоградского областного суда от 18 марта 2015 г. по делу №07-333/2015, решение Кировского районного суда г.

Волгограда от 13 апреля 2015 г. по делу № 12-82/2015). Поэтому погашать такую задолженность лучше за счет остатков субсидий прошлых лет или за счет средств от приносящей доход деятельности. Наконец, учредитель может предоставить для этого целевую субсидию.

Учитывая изложенное, желательно без крайней необходимости не перечислять за счет субсидии текущего года аванс контрагентам за услуги (товары, работы), необходимые для выполнения задания следующего года. С 4 ноября прошлого года федеральными законами, законами субъектов РФ и муниципальными правовыми актами может быть предусмотрен возврат в бюджет остатка субсидии на выполнение государственного (муниципального) задания.

При этом бюджетными и автономными учреждениями должен быть возвращен не весь остаток средств, а только сумма, соответствующая не достигнутым показателям задания (Федеральный закон от 3 ноября 2015 г.

№ 301-ФЗ «», ч. 17 ст. 30 Федерального закона от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ «», ). ВНИМАНИЕ! Согласно положениям бюджетного законодательства после списания в установленном порядке бюджетных субсидий с единого счета бюджета и их зачисления на счета учреждений субсидии теряют статус средств бюджета (, ).

Соответственно, на указанные средства не распространяются требования бюджетного законодательства, в том числе и положения , ().

Возможна иная ситуация: задание учреждением не выполнено, но требование о возврате в бюджет остатка субсидии в публично-правовом образовании не предусмотрено. Раньше и в такой ситуации остаток субсидии на выполнение задания можно было потратить на любые цели, ради которых создано учреждение, в том числе в рамках приносящей доход деятельности. Теперь же при расходовании этого остатка придется строго соблюдать те требования по целевому использованию, которые были установлены при предоставлении субсидии.

У некоторых бухгалтеров возникает вопрос: может ли рассматриваться в качестве нецелевого использования бюджетных средств превышение расходов по отдельным направлениям над соответствующими показателями Плана ФХД? Учитывая последние разъяснения специалистов финансового ведомства, с большой долей уверенности можно дать отрицательный ответ на этот вопрос. Такой вывод следует, например, из содержания .

Добавим, что указание на возможность квалификации в подобных ситуациях нецелевого использования бюджетных средств встречается крайне редко.

Например, в достаточно давнем .

В то же время нет сомнений в том, что несоответствие кассовых операций показателям утвержденного Плана ФХД является финансовым нарушением.

В связи с этим в Минфине России обсуждается возможность включения в КоАП РФ специальной нормы, предусматривающей административный штраф за подобные нарушения.

Порядок применения кодов КОСГУ и иных кодов бюджетной классификации не используется для определения целевого характера расходования средств субсидии на выполнение (государственного) муниципального задания. Конечно, если иное не было оговорено сторонами при подписании соглашения о предоставлении этой субсидии.

В отдельных случаях контролирующие органы все-таки пытаются использовать КБК для квалификации расходов за счет субсидии на выполнение задания в качестве нецелевых, однако суды их, как правило, не поддерживают (решение Магаданского областного суда от 23 октября 2015 г.

по делу № 12-337/2015). Для определения целевого характера расходов средств субсидии на иные цели, как правило, применяются следующие критерии: 1 Соблюдение условий по целевому расходованию средств субсидии, предусмотренных:

  1. соглашением о предоставлении субсидии.
  2. порядком определения объема и условий предоставления субсидии, установленным в публично-правовом образовании в соответствии с ;

2 Соблюдение условий по целевому расходованию, предусмотренных Сведениями об операциях с целевыми субсидиями, предоставленными государственному (муниципальному) учреждению на год (код формы по ОКУД 0501016) (далее – Сведения).

Форма составляется в порядке, предусмотренном Требованиями к плану ФХД государственного (муниципального) учреждения, и утверждается органами, осуществляющими в отношении учреждений функции и полномочия учредителей. В отличие от субсидий на выполнение задания, при определении целевой направленности расходов за счет субсидий на иные цели применяются коды бюджетной классификации.

Начиная с 2016 года расходы за счет средств субсидий на иные цели осуществляются после проверки документов, подтверждающих возникновение денежных обязательств, и соответствия содержания расходных операций кодам видов расходов и целям предоставления субсидий в порядке, установленном соответствующим финансовым органом (; ; , утвержденный ). До 1 января 2016 года санкционирование расходов бюджетных и автономных учреждений за счет целевых субсидий и субсидий на осуществление капитальных вложений проводилось только после проверки документов и соответствия содержания расходных операций кодам КОСГУ.

Коды бюджетной классификации, указанные в Сведениях, должны соответствовать целям предоставления субсидии, указанным в соглашении. При нарушении этого условия учреждению желательно просто не подписывать соглашение и не расходовать средства до устранения нарушений.

ВНИМАНИЕ! Если целевая субсидия предоставляется бюджетному или автономному учреждению в рамках реализации целевой программы, то при определении целевого характера расходов необходимо руководствоваться не только содержанием соглашения о предоставлении субсидии, но и положениями этой программы (решение Арбитражного суда Курской области от 10 февраля 2015 г. по делу № А35-8409/2014). Условия о возврате в доход бюджета использованных не по целевому назначению средств субсидий на иные цели, как правило, прямо предусматриваются уполномоченными органами при утверждении порядка определения объема и условий предоставления субсидии в соответствии с Бюджетного кодекса РФ (см., например, , утв. , , утв. ). Средства целевых субсидий могут перечисляться на банковские счета автономных учреждений в рамках возмещения расходов, ранее произведенных такими учреждениями за счет собственных средств (, , ).

Операция по получению дохода в виде начисленных процентов на неснижаемый остаток денежных средств целевых субсидий на расчетном счете автономного учреждения в коммерческом банке является доходной и, соответственно, не может рассматриваться в качестве операции по осуществлению расходов за счет средств субсидий. Поэтому в качестве нарушения в контексте и такая операция квалифицирована быть не может.

Как правило, в качестве нецелевого использования средств ОМС квалифицируется осуществление за счет указанных средств расходов:

  1. не относящихся к видам медицинской помощи, оказываемой в рамках территориальной программы ОМС;
  2. не входящих в структуру тарифов на оплату медицинской помощи в рамках территориальной программы ОМС.

ВНИМАНИЕ! При наличии в составе принятых тарифов на оплату медицинской помощи в рамках территориальной программы других направлений расходования средств проверка использования средств ОМС на указанные цели осуществляется с учетом соответствующих документов, регламентирующих порядок проведения таких расходов, объема средств, предусмотренных на данные расходы в составе принятых тарифов на оплату медицинской помощи и утвержденной сметой расходов, а также условий заключенных договоров (, утв.

). Тарифы на оплату медицинской помощи в рамках территориальной программы ОМС, устанавливаемые в соответствии с ч. 2 ст. 30 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ «» (далее – закон об ОМС) тарифным соглашением и включающие соответствующие статьи затрат, рассчитываются в соответствии с , утв.

(, , утв. ). В силу структура тарифа на оплату медицинской помощи в части основных ее элементов установлена положениями . При этом дополнительные элементы структуры тарифа на оплату медицинской помощи могут быть установлены при утверждении базовой программы обязательного медицинского страхования (). Перечень направлений расходования средств в рамках базовой программы ОМС, установленный , остается открытым.

Подробные разъяснения об отнесении соответствующих направлений расходования средств ОМС в структуре тарифа на оплату медицинской помощи по ОМС содержатся в письмах ФФОМС (, , ). , руководитель направления «Бюджетная сфера» компании «Гарант» Теги: ______________________________ С текстом законопроекта № 848302-6 «» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы. © ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2021.

Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ. Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС».

Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д.

1, стр. 77, . 8-800-200-88-88 (бесплатный междугородный звонок) Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+